Вы можете смотреть сайт в сопровождении духовной музыки: Все мантры
english на главную
наука
 
Россия. 123317 Москва, ул Литвина-Седого д.3, в помещении "Центра Здоровья" ...
тел. +7 (499)259-65-81
om@cosmoenergy.ru

 

Ростов Великий и ростовский сказочник Александр Артынов


Между полноводной Волгой и старопрестольной Москвой есть большое овальное озеро, богатое рыбой и илом. В народе его зовут Неро, или Каово, а чаще всего — Ростовским. В его водах в ясную погоду отражаются золотые купола с крестами и разноцветные маковки церквей, башни и стены с зубцами величественного кремля. Это Ростов Великий. Кремль, построенный в XVII веке при митрополите ростовском Ионе Сысоевиче, и сегодня воспринимается как застывшая музыка древнерусской архитектуры. Не только архитектура, но и фрески, живопись, иконы, старинная утварь и книги, которых много хранится в ростовских музее и архиве, — все напоминает о том времени, когда здесь было богатое и могучее Ростовское княжество. Из того времени дошли до нас древние ростовские книги — средоточия народной мудрости и красоты, дошли, благодаря подвигу собирателей, археографов и фольклористов.

Заглянем в «Повесть временных лет». В ней рассказывается, что, приняв власть над Северо-Западной Русью, конунг Рорик Ютландский, или князь Рюрик, стал раздавать в управление своим мужам Русские города. В числе их под 862 годом упомянут и Ростов. Второй раз город упоминается в той же летописи под 907 годом, на этот раз в договоре киевского князя Олега Вещего с греками как город, получающий дань!

А основан «Россов стан» был еще раньше в земле мери, финно-угорского племени, вероятно, в IX или даже VIII веке словенами ильменскими, предприимчивыми и смелыми людьми, создателями и хранителями веча и первого народного государства. Только местное предание и «История российская» В.Н. Татищева сохранили имя основателя Ростова: князь Владимир Яналец. Ростовцы, считавшие себя младшими братьями новгородцев, издревле возлюби¬ли свободу и дорожили ею, считали городское вече и своих кня¬зей своими заступниками. К сожалению, документы не сохранили имен первых ростовских князей, они остались только в преданиях. Лишь с XIII века известно достоверное историческое лицо. Это ростовский князь Константин Всеволодович (1212-1220), сын великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо, внук Юрия Долгорукого, правнук Владимира Мономаха. От князя Константина пошли многочисленные ростовские удельные князья: Бахтеяровы, Брюхатые, Буйносовы, Гвоздевы, Голенины, Лобано¬вы, Немые, Приимковы, Темкины, Хохолковы, Щепины и другие. Один из них, князь Александр Борисович Ростовский, в 1470 году «продал» Ростов московскому великому князю Ивану III. Ростов¬ское удельное княжество окончательно перестало существовать, войдя в состав Московского централизованного государства. И все же ростовцы сохранили свои местные культурные традиции, литературу, фольклор. Этот ростовский фольклор был заботли¬во собран и литературно обработан крестьянином Александром Яковлевичем Артыновым (1813-1896), жителем села Угодичи, находящегося в пяти километрах от Ростова, через озеро.

Сказочник-собиратель принадлежал к роду в прошлом крепостных крестьян, который берет начало от Торопки Голована, слуги ростовского князя Бориса Владимировича. Князь был убит 24 июля 1015 года по наущению князя Святополка Окаянного на берегу реки Альты, близ Переяславля Южного. Торопка прискакал с печальной вестью в Ростов Великий, с тех пор его прозвали «Альтин». Один из Альтиных, Васька Вихорь, в 1613 году участвовал в поимке на реке Яике атамана донских казаков Ивана Мартыновича Заруцко-го, принимавшего участие в «смуте» на стороне Лжедмитрия П. Вихорь-Альтин переменил свое прозвище на «(М)артынов».

До наших дней сохранилась, благодаря ростовскому историку-краеведу А.А. Титову, часть творческого наследия Артынова — более 80 рукописных книг, содержащих 50000 листов текста. Весьма разнородный этот материал можно разделить на несколько групп: записи подлинных фольклорных и древних исторических и литературных текстов; пересказы подобных же текстов; переработки и переделки тех же текстов в целях создания сводных литературных текстов; исторические сочинения (местные ростовские летопис¬цы сказания о князьях, их родословные и пр.), созданные на осно¬ве известного ему местного материала; литературные сочинения (одна-две повести) и несколько десятков стихотворений и поэм, созданных А.Я. Артыновым.

Классифицировать рукописный материал Артынова сравни¬тельно легко, так как ростовский собиратель и книжник отличался высокой порядочностью в отношении используемых им материа¬лов: он всегда указывал в подстрочных примечаниях, в комментариях и предисловиях, откуда взят материал, кто, что и когда пос¬лужило источником. Однако имеются и затруднения. До встречи в 1869 году с профессором М.П. Погодиным Артынов не знал, что источники надо цитировать полностью, и не сохранил точных копий бывших в его руках уникальных историко-литературных ма¬териалов: Мусин-Пушкинского сборника, Трехлетовского и Хлеб-никовского летописцев. Сохранился лишь подробный пересказ текста Мусин-Пушкинского сборника, содержащего 120 уникальных сказочных повестей, основанных на местном фольклоре XVII века и старше (рукописи РЫБ, из собрания А.А. Титова, № 4131 и 4132. 1887-1888), а также краткие пересказы Хлебниковского и Трехлетовского летописцев (рукопись РНБ, из собрания А.А. Тито¬ва, №4580. 1878-1879) и некоторых документов.

Сказочные повести Артынова — это в общей сложности несколько сотен неизданных текстов разной ценности. Их необходимо исследовать и ввести в научный оборот, так как они содержат первоклассный материал как для историков фольклора, так и для историков древней русской литературы, а также для этнографов. Однако здесь есть одна особенность. Если эти сказочные повести сочинил Артынов, то они могут рассматриваться только в ряду лу¬бочной литературы XIX века. Но если Артынов не сочинял, а составлял сводные тексты из услышанного и записанного, тогда ценность его наследия возрастает. Установить источники и отслоить хронологически этапы его работы — задачи исследователя. Ведь Артынов, что весьма существенно, не только пользовался указанными тремя литературными сборниками XVII-XVIII веков, но и сам записывал фольклор. Ведя крестьянский образ жизни, А.Я. Артынов тем не менее не был типичным крестьянином. Он, очевидно, принадлежал к крес¬тьянской интеллигенции России. Взяв на себя роль историка Ростова Великого, Артынов нажил себе довольно много врагов, которые не считали его труды серьезными и закрывали ему дорогу к науч¬ной деятельности, к публикациям, признанию. Будучи скромным человеком, Артынов говорил, что пишет для себя, для сына Якова, для внуков Саши, Миши и Сережи. Но втайне хранил надежду, что когда-нибудь его рукописи пригодятся народу. И современники заметили его подвижнический труд еще при жизни собирателя. Село Угодичи сделалось местом паломничества любопытных. Историко-этнографический очерк о селе Угодичи выдержал пять изданий, увидели свет и два предания XV века об архиерейской шапке Иоасафа Оболенского и о попе Георгии Скрынице в «Ярос¬лавских епархиальных ведомостях». Однако основные книги Ар¬тынова остались в его архиве. Большая часть архива сохранилась благодаря купцу-миллионщику и историку-краеведу А.А. Титову, который с 80-х годов XIX века покупал у Артынова его рукописи по 50 рублей серебром за штуку. Позднее Титов воспользовался богатым материалом Артынова для создания своих научных ра¬бот: «Воржская волость. Исторический и статистический очерк», «Ростовская старина. Вып. 1», «Предания о ростовских князьях», «Ростовский уезд Ярославской губернии», «Велесово дворище и легенда о жреце Киче» и др.

После смерти А.А. Титова в 1911 году его большие библиотека и архив, куда входили и рукописи Артынова, были разделены на части и в настоящее время хранятся в Российской Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, в Ростовском музее и в Государс¬твенном Историческом музее в Москве.

Александр Яковлевич Артынов работал до последних дней. Когда он ослеп, то диктовал свои труды сыну Якову и внуку Сергею. 17 фев¬раля 1896 года А.Я. Артынов скончался и был похоронен в Угодичах возле Богоявленской церкви. Александра Яковлевича Артынова, чей подвиг как собирателя русского фольклора еще недостаточно оценен и осмыслен, можно по праву назвать достойным продолжателем тра¬диций русской лубочной литературы и народной книги XVII-XVIII веков, подвижником среди собирателей фольклора.

Его сказки помогут читателю открыть окно в исчезнувший ду¬ховный мир Древней Руси, узнать о приключениях русских богаты¬рей-князей, совершавших подвиги ради свободы родной земли, во имя торжества добра и справедливости, в честь прекрасных красавиц. Он узнает о деяниях старцев-подвижников вроде Авраамия и простолюдинов вроде Ивашечки-с-Крошечку. Он почувствует муд¬рость правды, которая пронизывает действия благородных князей и прекрасных княжен, богатырей-поля ниц, добрых волшебников и волшебниц. Он узнает о космогоничеких и географических представлениях людей Древней Руси, искавших земной и небесной мудрости, которых объединяет служение нравственной красоте и доброте, олицетворяемой во Святой Руси. Читая артыновские тексты, невольно воодушевляешься высокой нравственной чисто¬той, которая присуща героям сказочных преданий, поражаешься их возвышенностью, искренностью и глубиной чувств, верностью любви и дружбе, родной земле. Пленяет сочный выразительный язык, в котором чувствуется древнее начало. А.Я. Артынову удалось сохранить в своих текстах немало подлинных фольклорных черт, искони свойственных древнему народному сознанию.

Чрезвычайно необходимо издать все лучшее и наиболее ценное из произведений русского фольклора в записях и литературной об¬работке А.Я Артынова и прежде всего Мусин-Пушкинский сборник второй половины XVII века, сохранившийся в пересказе Артынова 1842 года и в беловой копии этого пересказа 1887-1888 годов. В ней приведены в пересказе на современный язык тексты 120 полуфоль¬клорных, полулитературных сказочных повестей забытой у нас, со¬вершенно угасшей местной культурной традиции второй половины XVII века, авторами которых были малоизвестные писатели Алек¬сей Богданович и Ирина Михайловна Мусин-Пушкины.

В данной книге представлена лишь небольшая часть сказоч¬ных повестей и исторических преданий, сохранившихся в архивах А.Я. Артынова.


Ю. Бегунов, академик

 

 

Содержание

Ростов Великий ростовский сказочник Александр Артынов 5
Предисловие ко 2-му изданию 10
Князь Владимир Яналец и основание Ростова Великого 11 Князь Мечислав и царевна Мирослава 23
Князь Буривой и княгиня Рогнеда 33
Царь-девица Лизиха и Елоус, заморский царь 41
Князь Трудолюб и княжна Веринка 51
Волшебница Тихонрава-Шендора 70
Князь Остромир и княжна Белунка 73
Князь Рудак 78
Князь Щёк и княжна Векса 92
Князь Вадим Храбрый и княжна Красозвезда 99
Князь Рустан и волшебница Мадалея 117
Князь Куява и княгина Валеснерия 126
Богатырь Верзило Ушма 130
Князь Небослав 145
Михей-Русин, ростовский купец 157
Великий князь Владимир Святославич и Громобой 163
Фома, епископ Ростовский 194 Преподобный Авраамий Ростовский 198
Князь Мстислав Владимирович 209 Святой Леонтий, епископ Ростовский, и жрец Кича 211
Прохор, епископ Ростовский, и новгородские ушкуйники 218
Молодой Филя-воевода 222

Князь Андрей Юрьевич Боголюбский 228
Князь Олег Святославович Стародубский и волшебник Назор 237
Епископ Феодор Колугер 243
О юродивом Фроле, епископе Леоне и о смерти князя Андрея Боголюбского 249
Боярин Юрий Долгий 254 Сокольник Богдашка 261
Убегай Липцов! 265 Князь Глеб Василькович и царевна Газель 268
Святой Петр, царевич Ордынский 274 Князь Иван Андреич Брюхатый и братья Сбродичи 283
Князь Семен Михайлович Луговской и братья Сбродичи 293
Князья Юрий и Юда Луговские 301
Князь Дмитрий Михайлович Пожарский и юродивый Афанасий Благоверный 314
Комментарий 321
Словарик славянских богов, упоминаемых в сказаниях Ростова Великого 346
Краткий хронограф земли ростовской IX-XVII веков 354
Словарь древнерусских и диалектных слов и выражений 356