ПТАХ (ПТА)


Образ этого бога в человеческой форме, смысл, сопряженный с ним, во многом остаются загадочными. Птах представал в виде мужчины с короной в плотно облегающем его одеянии, с посохом в руке. Он относится к числу наиболее древних богов египтян. Был всевышним покровителем города Мемфиса. Культ его был распространен в Нубии, Палестине, но прежде всего — в Египте, где он — около пяти тысяч лет назад — превратился в главного бога Египта, когда Мемфис стал столицей единого государства.
Тогда начался первый период расцвета египетской культуры. Древнейшие представления о Птахе описаны в «Мемфисском теологическом трактате» — надписи на монолите, сделанной около 700 г. до н.э. Но, по мнению специалистов, на монолите воспроизведен текст древнего папируса, написанного около 2600 г. до н.э.
В этом трактате Птах назван великим и огромным, унаследовавшим свою силу от всех богов и их духов. Мысль о творении, зародившаяся у Птаха, сравнивается с появлением Атума - вселенского света. Девятка первобогов Атума возникла из его семени и руки, а Девятка богов Птаха— это зубы и губы в его устах,

которые произносят названия всех вещей. Девятка создала видение глаз, слух ушей, обоняние носа, дабы они передавали все это сердцу, ибо всякое знание происходит от него, язык же повторяет лишь то, что рождено сердцем.
Этот миф объединяет две версии о сотворении мира: гелиопольскую, в которой первенствует Атум-Ра, и мемфисскую. И если Атум творит весь материальный мир, то Птах в первую очередь духовный.
В начале было Слово Бога. Благодаря божественному слову была создана жизненная сила богов и людей. Так дана была жизнь добродетельному и смерть преступному. Так были сотворены всякие работы, всякие искусства, согласное движение рук, ног и всех членов по приказу, задуманному сердцем и выраженному языком.
Далее говорится о Птахе: «Он, сотворивший все сущее и воссоздавший богов». Так было установлено и признано, что его могущество превосходит могущества других богов. Умиротворился Птах, создав все вещи и божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, водрузил богов в их святилища, учредил их жертвоприношения, основал их храмы. И вошли по его воле боги каждый в свое тело из всех пород деревьев, камня и глины, и приняли в них свой облик».
В этом мифе Птах выступает не только творцом и демиургом, но и культурным героем. Как творец, одухотворявший все сущее, он является одновременно мужским и женским первичным океаном, отцом и матерью Атума, сердцем и языком девятки первобогов.
Мы и сейчас признаем то, что египтяне приняли сердцем пять тысяч лет назад. В божественном слове заключена вся сила Вселенной и все ее творчество. Создание мира представлено как творение словом.
В «Мемфисском теологическом трактате», рассматриваются серьезные философские проблемы. Образ Птаха олицетворяет не только душу, но и сознание. Именно сознательная сила божественного Слова является творческой силой, благодаря которой привносятся гармония, порядок в весь Космос и в наш маленький мир людей.
Интересно, что в гимне богу Нила Хепри Птах упоминается в связи с плодородием земли. В этом своем качестве Птах отождествлялся с другим богом — Хнумом, который тоже выступал в роли демиурга.
Птаха отождествляли со многими другими богами, женой его называли Сехмет, иногда и других богинь. Перевод слова «птах» — открывающий. Считалось, что он «отверзает уста» богов и открывает день при восходе Солнца. Можно предположить, что Птах олицетворял и открытие мира, познание. А то, что он плотно прикрыт — за исключением кистей рук и ступней — показывает, насколько плотен покров тайн, скрывающих от наших глаз истинную сущность бытия. Птах олицетворяет одновременно и неведомое и открытое. Ведь для египтян понятие тайны обычно сопутствовало представлениям о боге. Вот некоторые космогонические определения, которые они давали Птаху:
«Бог есть истина; Он живет истиной, и Он питается ею. Он — царь истины. Он опирается на истину. Он создал истину, и Он вершит ее во всем мире».
«Бог есть дух, скрытый дух, дух духов, великий дух египтян, божественный дух».
«Бог есть сокрытое Существо, и ни один человек не знает Его образ. Ни один человек не может искать Его облик; Он скрыт от богов и людей, и Он — тайна для своих творений».
«Ни один человек не знает, как познать Его. Имя Его остается сокровенным; имя Его — тайна для детей Его. Имена Его бесчисленны, они различны, и никто не знает число их».
«Бог есть жизнь, и лишь через него человек живет. Бог дает жизнь человеку, и он вдыхает дыхание жизни в ноздри его».
Если глубинно созерцать подобные тексты, то мы однозначно примем утверждение о вере египтян не только во множество разнообразных богов, но и в единого Бога, олицетворяющего жизнь и разум и вечно присутствующего в мире. В таком случае и Птах предстает как одно из проявлений этого Бога, одно из имен его, лишь в малой части открытого людям.