Вы можете смотреть сайт в сопровождении духовной музыки: Все мантры
english на главную

Наука экстрасенсорика

 
Россия. 123317 Москва, ул Литвина-Седого д.3, в помещении "Центра Здоровья" ...
тел. +7 (499)259-65-81; моб. +7 (926) 108 27 77
lugovg@mail.ru

База отдыха Аркаимские Просторы
База отдыха Аркаимские Просторы

 

Глава вторая.
Лех и постановка задачи.


Когда самолет остановился на стоянке, на часах было семь десять. Подкатили трап и два автобуса «Мазда», урча дизельными моторами, неспеша подъехали к «Боингу». Эта техника была специально приспособлена для высокогорий. Пассажиры стали заходить в автобусы. Как двери, так и сиденья автобусов были рассчитаны на маленьких горцев, и поэтому некоторым европейцам пришлось занять по два места. Было раннее утро, воздух был глубок и свеж. Яркое солнце только начинало нагревать землю. Атмосфера была легкой и чистой. Подъехав к небольшому приземистому зданию аэропорта, автобусы остановились. Люди стали проходить внутрь, в зал получения багажа. Все космоэнергеты начали чувствовать некоторое затруднение дыхания, отдышку. Долина Ладака находилась на высоте 3500 метров над уровнем моря, и поэтому воздух здесь был сильно разряжен. Особых проблем это не вызывало, но Эмиль и Лора немедленно дали команду на открытие универсального канала Фарун-Будда, чтобы акклиматизация проходила легче и быстрее. Получив багаж, группа пошла к выходу. Торжественная встреча стала для всех полной неожиданностью. У дверей стояли гостеприимные хозяева отеля «Ячий Хвост» и их служащие. Каждому из четырнадцати человек под аплодисменты вешали на шею хатак – шелковый белый шарфик, специально благословленный высоким ламой.
Традиция подношения хатака в Тибете известна с древнейших времен. Хатак, как символ уважения и почтения подносят и гостям, и хозяевам. Самым благостным считается подношение шарфика Далай-ламе, Карма-пе, Сакья-пе, и другим высшим лидерам тибетского буддизма. В повседневной жизни Ладака и Тибета хатак подносят и чиновникам, и бизнесменам, если вы хотите вызвать их уважение к себе и решить вопрос в свою пользу.
На автостоянке перед входом среди немногих машин стояли три новенькие джипа «Тойота», в которые хозяева и усадили гостей из далекой России. Машины быстро выскочили на шоссе и уже через пятнадцать минут въехали в столицу Ладака – старинный город Лех. Немного попетляв по узким улочкам, они остановились у ворот отеля «Ячий Хвост». Формальности расселения заняли не более пяти минут. Все разошлись по номерам досыпать, договорившись встретиться за обедом в два часа в уютном садике отеля.
«Ячий Хвост» был самым первым туристическим отелем Леха и был открыт в 1974 году. Именно в тот год правительство Индии, заинтересованное в привлечении иностранных туристов издало постановление, открывающее для них этот стратегически важный пограничный район. Первоначально отель состоял из одного корпуса из 10 номеров, но с течением времени он достраивался в соответствии с увеличением потока туристов. Сейчас во всех номерах была горячая вода, телевидение, можно было воспользоваться телефоном. Три соединенных двухэтажных жилых корпуса с широкими верандами, увитыми плющем, хозяйственный корпус с кухней и рестораном представляли собой прямоугольник, внутри которого росли фруктовые деревья и цветы. Сами корпуса были построены в соответствии с традициями тибетской архитектуры – прямые углы и плоская крыша, белый цвет стен и бордовые квадраты оконных блоков, под крышей черная полоса. С крыши открывался прекрасный вид на 360 градусов. С северной стороны - город с нависающим сверху королевским дворцом, холм Победы, за ним возвышались горы. Южнее простиралась большая зелено-желтая долина Ладака, река, за которой вдалеке простирался горный хребет со снежными вершинами.
Хозяин отеля Фида Хуссейн, был этнический кашмирец лет сорока пяти, веселый и приятный человек маленького роста, со слегка раскосыми глазами и удлиненным лицом. Его родители в начале прошлого века переехали в Лех из Кашмира, в котором сейчас жило множество его родственников. Жена его была из коренной ладакской семьи. Сына, который в основном помогал в отцовском бизнесе, звали Цезар, что позволяло задуматься об опосредованном влиянии греко-бактрийских корней на формирование центрально-азиатских этносов. Дочь училась в школе-пансионе в северо-индийском штате Пенджаб.
В Ладаке, при внешней однородности населения, предки которого, моны, были отнесены учеными к кочевым племенам запада Тибетского нагорья, смешанные браки были повсеместны. Уже с третьего века до нашей эры, когда по тропам в горах, соединяющим Китай, через Восточный Туркестан с Индией и Персией, начали ходить купеческие караваны, населенные пункты вдоль этого пути стали заселяться торговым и ремесленным людом из близлежащих стран. Это был самый длинный и крупный торговый путь древности. Название Великий Шелковый он получил только в 19 веке от немецкого ученого Барона Фердинанда фон Риштхофена. Поскольку шелковые ткани, фарфор и бумага, производимые в Китае, были высоко ценимы в Индии, на арабском Востоке, и в Европе, Китай в ту древнюю пору держал полную монополию на продажу этих товаров и жестоко охранял свои секреты. По Китайской части Великого Шелкового до восточных границ Империи – оазисов в пустыне Гоби, стояли заставы и тщательно проверяли содержимое тюков. Тех, кто пытался вывезти производные, описания, или гусениц шелкопряда, ждала мучительная пытка и смерть. Долгие столетия секреты оставались в Китае. Лишь в смутное время после падения династии Хань в третьем веке, производить шелк стали в Восточном Туркестане, а затем и в других районах Азии.
Обратно движению купеческих караванов, на Восток, двигались буддийские миссионеры, постепенно обращая все новые народы в последователей Срединного Пути. Первые волны монахов-миссионеров из Индии создали в третьем веке до нашей эры и первые в Центральной Азии художественные памятники культуры: огромные курганы-ступы, вырубленные из камня изображения и статуи, монастыри, пещеры. Буддизм становился сначала религией господствующих сословий, как образец подражания более развитой Индийской цивилизации. Так было и в Гандхаре – нынешнем Афганистане, Балтистане, Памире, Туркестане, Непале, Тибете, Китае. Затем, из Китая буддизм достиг Кореи и Японии. Так же активно расширялись пределы буддистского мира и на Юге Азии. Это обращение происходило исключительно мирными средствами.
В Ладаке к седьмому веку буддизм стал главной религией, в которой глубоко укоренились обычаи и традиции, существовавшие ранее. Это были и общение с духами, природная магия, гадания, народные поверья. Ладак всегда был замкнутой и отгороженной от внешнего мира территорией, которая в географическом, этническом, культурном и политическом аспектах является прочно слитой с тибетским этносом. Правили здесь в древние времена небольшие князьки – Гьялпо. С 907 и до 1842 года у руководства активно развивающегося Трансгималайского княжества, а затем королевства, находились потомки Ньима-Гона, старшего сына Тибетского короля Депел Корцена (870-900). Сначала Ладак был весьма прибыльной частью западно-тибетской империи Нгари. Затем удельные князья – по традиции старшие сыновья короля, стали более независимы и начали играть свою роль в Центрально-Азиатской политике. Но во все времена культурный и религиозный импульс гармоничному развитию Ладака придавался с Востока – из Лхасы. Буддизм был той средой, в которой формировался народный этнос. Период династии Намгьялов 16-19 веков, считается в истории королевства Золотым Веком. В этот период было построено большинство монастырей и храмов, созданы огромные культурные ценности, и духовные и материальные. Теперь, в 21 веке в Ладак приезжают множества людей из Европы и Америки, чтобы познавать, учиться у этой древней культуры.
Довольный Фида Хуссейн медленно потягивал чай с кардамоном на веранде отеля и весело подмигивал своим служащим, которые сновали туда-сюда, накрывая на большой стол под тентом. Солнце уже припекало и стояло прямо над головой. Он был очень рад, что снова видит Евгения, которого считал своим другом, снова принимает гостей из России. Всегда, когда была возможность помогать людям, делать для них приятное, Фида старался сам и гонял работников. «Ячий Хвост» был уютный домашний отель, это Евгений заметил еще в 1997, когда сам первый раз попал в Ладак. С тех пор все группы «Индийского Клуба» и тем более эта экспедиции размещались только в «Ячьем Хвосте». Когда отель начинал строиться, Форт Роад или Крепостная улица, на которой он стоит, проходила по предместью. Сейчас, с активным ростом города, Он оказался в идеальном месте, в пяти минутах пешком от центральной площади Леха, в окружении бесчисленных отелей, ресторанов, магазинов, а также сувенирных, книжных и ювелирных лавок. Сама эта улица стала самой главной туристической Меккой города.
Было без пятнадцати два, когда у стола стали собираться первые, самые голодные космоэнергеты. Они оживленно обсуждали свои первые впечатления. Город показался всем сказочным, нереальным, ожившей картиной средних веков. Лора и Эмиль подошли без пяти, и тут-же подали суп, закуски и салат. Вместо хлеба принесли пресные пшеничные лепешки, которые назывались чапати. Затем на второе была жареная картошка и овощной рулет. Пища была очень вкусная, из натуральных продуктов, легкая и приятная. Совершенно не хотелось мяса, к которому все привыкли внизу, на равнинах. Чаепитие с медом и лепешками растянулось в неторопливой беседе на час.
Лора, оказалась центром разговора, ярко и подробно вспоминая свои впечатления о первой поездке на Тибет, на посвящение в Калачакру. Ни она ни Эмиль не были реально осведомлены о тех трудностях и лишениях, бытовых неудобствах, с которыми им пришлось столкнуться тогда. По дороге в долину Спити, где Далай Лама проводил это посвящение, пришлось преодолевать два перевала и безлюдные долины. Не было возможности нормально питаться, мыться, не было туалетов. Горная дорога оказалась сложной еще и потому, что на высотах более четырех километров у многих начали проявляться симптомы горной болезни.
-Ты помнишь Эмиль, как нас поселили в гостинице на втором этаже, и для того чтобы нам помыться, прислуга грела воду в печке, где огонь горел в центре, по типу самовара. Затем нам самим надо было нести воду в ведрах на второй этаж. Мы от усталости сами едва могли подняться, не то что воду – Лора засмеялась.
- Ну и как, помылись? – спросила Юля.
- А куда деваться, помылись.
В Лехе все было по-другому. Все-таки крупный районный центр.
Отдохнув после сытного обеда, все вышли на улицу. По утвержденному плану необходимо было прогуляться и дать небольшую нагрузку организму. Решили пройти пару километров по улочкам Леха, до Шанти ступы – высокого конусообразного строения с утолщенной нижней частью, стоявшего на холме напротив города. Ступы, то есть курганы, как ритуальные сооружения, буддисты стали строить еще до нашей эры. Самые знаменитые из них и сегодня поражают воображение путешественников своей силой, красотой, гармоничной архитектурой. Это Боробудур в Индонезии, Своямбунатх и Буднатх в Непале, Санчи в Индии, ступа в тибетском городе Гьяндзе. Ступа несет в себе сразу множество функций. Для пожертвователей средств на постройку и для строителей это приобретение благих заслуг. Накопление заслуг увеличивает благую карму в данной жизни человека и приводит к благоприятному рождению в следующей. Благоприятным считается рождение, предполагающее отсутствие кармических долгов и реализацию благих накоплений. Кармические долги могут проявляться опосредованно, заставляя тратить драгоценное время жизни на проработку негативных качеств характера или сложных условий существования. Так и получается часто, что человек оказывается повязан долгами и ему некогда взглянуть в себя, открыть свое истинное лицо. Многие и многие жизни проходят в таком примитивном барахтании. А иногда продвинутый человек получает сложное испытание, которое за короткий отрезок времени нейтрализует объем долгов на конкретную жизнь. В результате человек достигает необыкновенно ярких результатов, взлетает вверх как ракета, у которой включился двигатель. Таких людей очень много сейчас живет в России, именно они строят новое будущее страны. Те же, кто не сумел пройти испытания, не смог очистить свою сущность и попал под влияние темных сил, еще глубже погружаются в материю, грубые животные инстинкты и низменные человеческие качества. Это другой полюс, ведущий к разложению бессмертного духа человека и обрывающий его связь с Богом, лишающий его будущего. Эти живущие осадки материи, конечно, нуждаются в сострадании, но не нужно пытаться повернуть их к Свету насильно, ибо это только уменьшит ваши силы. Просто выполняйте свой долг, что подскажет вам сердце. Сказано: «Одна чистая душа перед богом важнее целого мира, ибо спасает мир чистотой своей»…
В центральную часть построенной ступы закладывают какие-либо ритуальные предметы: священные статуи, книги, написанные мантры, святые мощи. Помимо этого монахи целыми днями начитывают вокруг нее молитвы, насыщая пространство энергией, связывая постройку невидимыми нитями с небесными буддами и бодхисаттвами. Сама постройка символизирует связь стихий нашего проявленного мира. Квадратный постамент означает землю, центр – круг означает воду, верхний конус – треугольник означает огонь, а верхушка конуса – воздух. Все это пронизано эфиром, передающим все взаимодействия и сохраняющим все идеи. Хорошо построенная ступа стоит сотни и тысячи лет. Шанти ступа была совсем молодой, торжественно открытой Далай-ламой двадцать лет назад. Она была построена напротив Леха, на высоте 200 метров над олиной, и была заметна из любого уголка города. Средства на ее постройку собирались буддистами Японии.
Прогулка по улицам была очень познавательной. Все видимое было необычно: ладакцы в традиционной одежде, ступы и большие молитвенные колеса, солдаты – пограничники, монахи. А вокруг всей этой экзотики – высокие снежные горы. Подъем до ступы растянулся на полчаса. Многие поднимались очень медленно, с остановками, не спеша. Хорошо, что дорога вверх была выложена ступеньками. Первой поднялась Наташа Малева, затем Эмиль и Лора. Потом постепенно подтянулись остальные. С площадки перед ступой открывалась панорама всего города с предместьями. Погода стояла хорошая и безветренная. Тишина гор захватывала дух. Солнце, уже клонящееся к закату, заливало долину золотым цветом. Бело-зеленый город, среди золотисто-желтых цветов гор, играл красками, точно на картине. Все это контрастировало с бирюзовым небом. Сама огромная ступа как бы утверждала это безмолвие, устремляя прямо в небо свою конусообразную вершину. Основание ее кругом было покрыто рельефными изображениями сцен из жизни Будды Шакьямуни…
Будда родился в 623 году до н.э., в царской семье, правящей небольшим государством на востоке нынешней Индии, там, где она граничит с Непалом. Уже перед рождением принца, астрологи и предсказатели объявили царю, что наследник станет великим человеком. Если он захочет пойти по властной стезе, то будет владеть половиной мира. Он может выбрать религию, и тогда станет основателем нового мирового Учения. Его назвали Сиддхарта Гаутама. Он рос во дворце, и все детство видел только богатство и роскошь. Случилось так, что однажды принц очутился за воротами царского двора. И он был поражен тем, что в действительности представляла собой жизнь простых людей. Страдания, нищета, голод, болезни, смерть, все это Сиддхарта увидел в тот день. Он понял, как эфемерны материальные блага, и как низка цена человеческой жизни. Начав искать способ борьбы с этими недугами человечества, он ушел из отцовского дома, отказался от власти, и начал свои скитания в поисках истины. Он посещал множество йогов и Учителей, беседовал с ними, пробовал практиковать их методы. Но нигде не мог найти то, что может раз и навсегда избавить человека от страданий и смерти. Наконец, Сиддхарта понял, что нет ничего внешнего, а поэтому, если человеку суждено открыть эту тайну, то истина может быть достигнута только им самим, и только в нем самом. Он сел под дерево Бодхи и решил, что не сойдет с места прежде, чем постигнет Великую тайну, наличие которой не позволяло человеку стать знающим и бессмертным. Он погрузился в созерцание, и, после 49 дней практики он достиг Освобождения. Вернувшись в наш мир, он назвал это состояние нирвана, что переводится с санскрита как угасание. Угасание всех желаний, страстей, эмоций, причин погружающих человека в круговорот рождений и смертей. Сансара – так называется наш мир страданий. И все существа, даже боги, не могут избегнуть закона причин и следствий. Мир таков, что человек центр его. В нем половина от животных, а половина от богов. Но хотя животные страдают, а боги блаженствуют, все они погружены в колесо Сансары. Есть только один путь – отказ от страстей, их изживание. Он получил название Восьмеричный Благородный Путь или Срединный Путь. Идущие по нему реализуют Закон Дхармы – беспристрастной справедливости. Конечная цель идущих – достижение нирваны. Большинство людей еще так мало смогли пройти, что их промежуточные цели - это накопление благих заслуг в каждой конкретной жизни. Заслуги в одной жизни дают возможность благоприятного рождения, и соответственно продолжения накопления заслуг. Получаются как будто шаги вверх по лестнице – к нирване. Один шаг - одна жизнь. Это конечно медленный, но надежный способ. Есть и быстрый. Человек при реализации его должен разорвать все связи с обществом, отказаться от всего, уйти в отшельничество. Там в одиночестве, вне законов, и вне собственного ощущения и осознания мира, он должен ежедневно подолгу практиковать созерцание и погружение в себя. Этот метод позволяет при правильном следовании технике транса, достичь нирваны в течение одной жизни, как это сделал Будда. Но, чтобы иметь возможность так оторваться от условностей, человек все равно должен был накопить благие заслуги. Будда, например, прежде чем родиться Сиддхартой Гаутамой и достичь себя в одной жизни, прошел через 550 рождений…
Стать монахом в Тибете – значит уже иметь заслуги. Ведь у монахов есть шанс скоро стать Буддой. Монахи высоких ступеней, как, например Далай Лама или Карма-па имеют обязательства перед планетой, реализуют свои кармические задачи. Именно поэтому, хотя они и находятся уже на пороге нирваны, но не вступают в нее, чтобы помочь другим живым существам достичь освобождения от страданий…
Осмотрев барельефы и послушав объяснения Евгения, группа присела на цветной каменной площадке второго яруса ступы. Камень был теплый от солнца и настроение было замечательное. Не сговариваясь, все сели в классическую позу «полулотос» со скрещенными ногами и начали пранаяму.
В восточной традиции праной называют жизненную субстанцию, пронизывающую пространство. Пранаяма – древняя практика взаимодействия человека с внешней средой, основанная на феномене дыхания. Дыхание – самый естественный процесс организма. Он не зависит от сознания, но если контролировать и регулировать дыхание, то достигаются следующие эффекты. Во-первых, происходит переворот сознания от внешнего, во внутренний мир человека. Во-вторых, происходит очищение организма, и накачка его энергией внешней среды. Простейшая пранаяма это - медленный, глубокий вдох и такой же медленный выдох. При этом сознание направляется внутрь, распределяясь по всей длине позвоночника. Упражнение можно усложнять, делая вдох и выдох разными ноздрями, попеременно… Пранаяма насыщает тело силой, а сознание ясностью и чистотой и спокойствием, которыми наполнено пространство. Если вы волнуетесь, самый простой способ успокоиться – это медленное и глубокое дыхание. Оно как бы гасит в себе все эмоции.
Долина Лахака – одно из лучших мест в мире для практики пранаямы, поскольку на высотах от трех километров энергия пространства очень чиста.
Насытившись энергией гор, люди расслабились, Лора стала рассказывать о ее поездке на Посвящение Калачакра в Бодхгаю в марте:
- Далай Лама тогда плохо себя чувствовал. Несмотря, на ежедневную молитву о его здоровье собравшихся из многих стран мира людей, он не смог провести Посвящение. Значит, недостаточно все мы накопили благих заслуг, чтобы принять это Учение. Было много разговоров, что какой же он святой, если не может себя вылечить? Понимаете, он же болеет за нас, берет на себя наши долги и страдания. А еще тянет на себе карму тибетского народа, изгнанного с родины. Когда такие великие сущности готовятся к переходу, чтобы поменять одно тело на другое, они берут на себя максимальные нагрузки. Так, мы должны осознавать, что от нашего духовного состояния напрямую зависит успех Посвящения. Сейчас мы с вами находимся здесь, на этой святой земле Тибета, и это тоже прямой результат накоплений каждого…
Постепенно солнце опускалось все ниже, и тени в долине становились все длиннее.
- Нам пора вниз, в восемь ужин. Спуск и дорога до отеля займет час, и поэтому у вас есть еще световой час, чтобы прогуляться по городу и заглянуть на рыночную площадь – произнес Евгений.
- Наша встреча состоится как мы и планировали? – спросил Эмиль.
- Да, в семь, в садике отеля, проводник должен быть вовремя.
- Пойдемте вместе, заодно и обсудим детали – Лора первой начала спускаться вниз. Эмиль и остальные последовали за ней…
В семь вечера в саду отеля «Ячий Хвост», расслабленно развалившись в мягких креслах, сидели Эмиль, Лора, и Евгений. Из ворот во двор вошел молодой человек лет 25. Он был высок, для ладакского горца, около 180 сантиметров, с несколько вытянутым, с правильными чертами, лицом. Его ясные, черно-карие глаза смотрели пристально и спокойно.
- Здравствуйте, меня зовут Пунцог – сказал он, подойдя к сидящим. – Фида попросил помочь вам раскопать то, что вы хотите.
- Меня зовут Евгений, а это Эмиль и Лора, садись пожалуйста. – начал Евгений, - Что ты связан со многими монастырями, Фида мне сказал, и выбрать то что надо, ты должен сам. У нас немного времени в Ладаке, и поэтому ты можешь договариваться о встречах на 28, 31, и второе Июля. Нас интересуют, конечно оракулы, это во-первых, настоятели первой линии, во-вторых, и нам надо побывать в дальних ретритах, где происходит практика йоги, это в третьих. Узнай, кого из настоятелей можно посетить, съезди к ним и подтверди, договорись. Вот на такси и на подарки настоятелям - Евгений положил на столик несколько крупных индийских купюр, - берешься?
- Мой старший брат – монах в монастыре Санкар. Я сам был монахом два года. Поэтому мне будет несложно вам помочь. Завтра утром я поеду в Аю, деревню, где живет наш оракул Палден Лхамо. Вечером заеду к вам и расскажу.
- Отлично. Мы уедем в Ламаюру, на фестиваль Цам, на 26-е и 27-е Июня. А 28-го будем готовы встретиться. На всякий случай вот программа нашего путешествия, в какой день, что мы делаем.
- О. Кей, задача ясна. До свидания! – Пунцог встал, пожал всем руки, и быстрыми шагами вышел из садика…