Вы можете смотреть сайт в сопровождении духовной музыки: Все мантры
english на главную

Наука экстрасенсорика

 
Россия. 123317 Москва, ул Литвина-Седого д.3, в помещении "Центра Здоровья" ...
тел. +7 (499)259-65-81; моб. +7 (926) 108 27 77
lugovg@mail.ru

База отдыха Аркаимские Просторы
База отдыха Аркаимские Просторы

 

Глава четвертая. Мистерия Цам.


26 июня. В предрассветном небе еще горели яркие звезды. Ясные ночи Ладака были светлыми, и казалось, звездное небо начиналось прямо над головой. Звезды были явно ярче и крупнее, чем в средних широтах России. Еще не начало светать, а уже был объявлен подъем по отелю, во все комнаты космонергетов постучали мальчики из обслуги. Через полчаса едва забрезжил рассвет, а группа уже выходила к машинам. Вещей брали не много, ведь ехали на одну ночь. Целители сели в три джипа и быстро покатили по пустым улицам Леха, затем выскочили на Западное шоссе, ведущее в Кашмир. По этому шоссе на 130-километре, прямо под перевалом Фоту-ла находилась деревня Ламаюру, с одноименным монастырем 11 века, относящимся к линии Дрикунг-Кагью тибетского Буддизма. Этот монастырь и был целью данной поездки. Сегодня 26го и завтра 27го июня 2003 года в нем происходит красочная и экзотическая мистерия Цам. Это спектакль, который разыгрывается монахами монастыря с тем, чтобы напомнить собравшимся с окрестных деревень жителям и туристам из разных стран мира события более чем тысячелетней давности. Для большей правдивости изображения монахи, исполнявшие роли духов и божеств, предварительно проходили специальное очищение и визуализацию, то есть воображение, того, роль которого им придется исполнять. Визуальзация могла длиться до шести месяцев, и в некоторых случаях требовала затворничества. В истории подготовки монахов к мистерии Цам известны многие случаи, когда люди стремящиеся вжиться в роль божества, особенно гневного, действительно становились проводниками-медиумами. Некоторые, недостаточно опытные и усердные, потом так и не смогли избавиться от своих визуализаций и так и оставались до конца жизни принадлежащими этим божествам. Другие, в процессе этих практик, наоборот, смогли не только обуздать свои эмоции, но и даже могли управлять божествами. Первый пример такого управления и лежит в основе сюжет спектакля. В восьмом веке в Тибете правил король Трисон Децанг. Он был буддистом и желал, чтобы все его подданые также приняли эту веру. Природная вера в стихийные силы Бон была очень глубоко укоренена в жизни и быте тибетцев, и совсем не желала сдавать позиции. Буддизму претит насилие, король стремился сделать это обращение мирными способами. Поскольку в то время буддизм был известен только в столице, да и то среди высшего сословия, необходимо было построить систему обучения и практики с самого низу до самого верху, то есть обучать детей простых людей ритуалам и теории. Готовить социальную базу новой религии стали с приглашения учителей и проповедников из Индии – родины буддизма. Король вызвал из буддийского университета Наланда, который в то время был самым крупным мировым центром знания, знаменитого учителя Шантаракшиту. Тот хоть и был в это время в возрасте 62 лет, но принял предложение короля и вместе с послами отправился в Тибет. Через три месяца пути он прибыл в Лхасу. Король встретил ученого наилучшим образом и повелел обратить в новую веру своих подданных. Как оказалось, это сделать было совсем не просто. Устроить школу при дворе и преподавать детям знатных семей Шантаракшита смог, но даже здесь известные бонские священники строили козни и магические преграды. Магия в Тибете совершенно естественно была во главе жизни. От благосклонности природных стихий в этих горных холодных долинах зависел не просто достаток, но и сама жизнь немногочисленных кочевых и оседлых жителей. Не почитать духов не мог позволить себе даже самый богатый тибетец, ведь все его стада или посевы могли быть уничтожены мором или градом. Поэтому умелые жрецы-заклинатели Бон всегда пользовались уважением. Буддийские же отвлеченные истины не имели моментального практического подтверждения. Шантаракшита хоть и старался изо всех сил, но практическая сила и возможности бонцев были значительно больше. В стране начались природные бедствия, которые объяснялись простым людям как месть духов за непочтение. Начался ропот и при дворе. Разочарованный царь уже собрался отправить учителя обратно в Индию, подчиняясь давлению придворных и жрецов. Но Шантаракшита объявил, что для блага Тибета царь должен пригласить учителя другого типа – Махасиддхи Падму Самбхаву. Махасиддхи в Индии называли тех аскетов, которые владели возможностями магии, ваирагии и калагии. То есть эти сверхчеловеки не подчинялись законам природы, времени и пространства. Всего таких йогов было 84 по летописям, ну а на самом деле гораздо больше. Среди таких был и Падма Самбхава. Шантаракшита сообщил, что тот де более погружен в мир иллюзии и владеет всеми возможностями ее превращения, что и поможет закрепить буддизм в качестве государственной религии. Царь решил рискнуть и отправил послов к Падме в Индию. Падма в это время преподавал практику тантры наиболее продвинутым своим ученикам. Он путешествовал с группой последователей по различным районам Индии, Гималаев, отвечая на приглашения благосклонных правителей и богатых почитателей. В 746 году Падма пришел в Тибет. В 15 километрах от Лхасы сам король Трисон Децанг вместе со свитой вышел навстречу Учителю. По правилам этикета Падма должен был поклониться и приветствовать царя, сидевшего в седле. Однако Учитель заявил, что поскольку он саморожденный и бессмертный, пришел в Тибет на благо всех жителей, то король должен сам первый проявить знаки почтения. Вдобавок сказанному он направил руку в сторону Трисона и выпустил огненную молнию, сжегшую часть одежды и украшения короля. Убежденный столь весомым аргументом король вместе со всей свитой пали ниц перед Учителем. Так началось торжественное шествие буддизма в ума и сердца тибетцев. Падма сразу полюбился многим своей решительностью, царственностью, фантастическим владением магией и тантрой.
На первом же диспуте он просто посрамил бонцев, разрушив из магические феномены и заклинания. Часть священников сразу же приняла буддизм и стала постепенно адаптировать к нему свою религиозную систему. Другая, непримиримая часть магов стала готовить заклинания на разрушение и гибель всей страны. Но Падма не дал им довести свое черное дело до конца, сотворив над ними замкнутое кольцо энергии. В момент приведения в действие заклинаний их творцы погибли. Так двор и столица были обращены. Непринявшие буддизм священники бежали в дальние внутренние районы малолюдного Тибета. В монастырь Самье Падма прибыл вместе с учениками и последователями. Сразу он совершил обращение бонских гневных и милостивых природных духов. Никакой жертвы им принесено не было, как это полагалось в Бон. Наоборот, они получили в свои патроны милостивых Будд и бодхисаттв. Конечно, духи и божества просто «онемели» от происшедшего, и, как крысы на волшебную дудочку, покорно следовали за Падмой. Но вечно так продолжаться не могло, ибо у Гуру Ринпоче было множество других важных дел. Тогда он, построив монастырь Самье, устроил мистерию в его центральном дворе. Влекомый мистическими призывами Падмы весь огромный сонм божеств, совершил ритуальный танец Цам, скрепленный клятвой в верности, произнесенной над заколотой одной единственной жертвенной овцой. Здесь были и боги гор и равнин Садаги, бог войны Бегдзе и гневные Гонгоры и множество других персонажей.
Так бонские божества стали защитниками буддизма и вошли в его пантеон. Падма продолжил свои великие деяния в Тибете и затем, запрятав тертоны – священные тексты, улетел в другие земли. Так рассказывают эту легенду в Тибете.
К деяниям Гуру Ринпоче – Падмы Самбхавы мы еще вернемся в других главах, а сейчас, вместе с тремя джипами целителей отправляемся по горной дороге на запад, в Ламаюру. К 9 утра машины начали подъем вверх от деревеньки Калси, на берегу Инда, в которой все перекусили примитивной яичницей, лепешками и чаем. За Калси на запад дорога раздваивалась. Прямо по правому берегу реки дорога вела в пограничный с Пакистаном район Дха. Налево, через мост, к перевалу Фоту Ла, высотой четыре километра. За перевалом дорога продолжалась еще на сотни километров, до Кашмира. Как раз под этим первым перевалом, на высоте три пятьсот и стоял древний Ламаюру. Отметив свои паспортные детали на полицейском чекпосте, группа повернула на мост. Проехав через Инд машины сразу стали подниматься вверх. Дорога петлями шла все выше и выше. В какой то момент вдруг наступила остановка. Машины уперлись в хвост колонне.
- обычное дело в горах, на узких дорогах - успокоил всех Евгений, - наверное, впереди кто-то сломался, и не может сдвинуться на обочину.
Дороги в Ладаке в начале 21 века были все еще довольно узкие, но уже хорошо, что большая часть асфальтирована. По крайней мере национальное шоссе, по которому ехала группа, оставляло приятное впечатление. На сложных участках обязательно стояли тумбы с предупредительными знаками, а иногда попадались короткие пословицы-афоризмы, типа «тише едешь, дальше будешь», написанные желтой краской, по-английски. Величие суровой природы, огромных гор, бурных рек, ущелий и долин, все это глубоко потрясло каждого, за 130 километров пути. Казалось, когда машины подъехали к монастырю, стоявшему над деревенькой, сама вечная душа этих гор проникла в каждого, оставив неизгладимые отпечатки в самом существе. Так, проникая сознанием в окружающее пространство, соединяясь с ним, человек концентрирует в себе его силу, запечатляет его в своей памяти. Именно эти высокие моменты отпечатываются в памяти духа, переходя в неразрушаемые жизненные накопления. Такой опыт обогащает дух, и именно эти моменты питают и развивают его. Обычные же материальные мысли, чувства, эмоции и желания, не несут информационной вибрации такой высокой частоты, и распадаются, вместе с физической смертью тела. Большинство людей на планете в наше время, и не подозревают о желаниях своей души, отупляя, огрубляя себя жестокими поступками и нечистыми помыслами. Они, как рыбы, плавая в пруду, воображают собственную важность, собираются в стаи, ходят войной друг на друга, потребляют прах и откладывают икру. Но, что мир не заканчивается в мутных водах пруда, что жизнь не имеет предела ни во времени ни в пространстве, неведомо им. Иногда, послушав рассказы лягушек, побывавших и в другом, более чистом мире, некоторые пытаются выпрыгнуть на поверхность.
- вполне может быть, что нас задержит на полчаса, час, эта остановка,- заметил Евгений, - можете пока погулять. Только запомните все правило номер один на горной дороге, идти можно только вперед. Если колонна тронется, и мы вынуждены будем начать движение, мы вас подхватим.
- И еще интересное замечание, продолжил он, - в горах, на узких дорогах предпочтительное право проезда имеет тот, кто едет вверх.
Прошло не меньше полчаса, когда колонна медленно тронулась вверх. Потихоньку двигаясь, собрали всех участников, и когда через три минуты доползли до причины остановки, целители открыли рты. На обочине стояла старая грузовая машина марки ТАТА, с разломанной надвое передней осью.
Движение все ускорялось и, наконец, впереди показался белый монастырь на холме среди деревни. Он состоял из комплекса строений разного возраста постройки с большой площадью-двором посередине.
Монастырь считается одним из древнейших в Ладаке. По легенде, индийский архат Нимагунг, проходил мимо большого озера, в котором жили наги, волшебные существа полузмеи-полубоги. Он остановился на ночлег и затем, очарованный красотой и силой места, прорек постройку будущего монастыря Йонгдрунг - Свастика, на месте озера. После одного из землятрясений, воды ушли и люди стали заселять долину. Знаменитый проповедник и переводчик Ринчен Занпо построил здесь первые храмы. Они существовали с начала 11 века, и хотя много раз монастырь перестраивался и достраивался, по крайней мере, один из его храмов относится к тому времени. В монастыре есть и легендарная пещера, в которой жил и практиковал легендарный йог махасидхи Наропа и также йог поэт 11 века Миларепа. Последний является необычайно популярной исторической личностью и сегодня. Йоги говорят о его примере, когда нужно изобразить высочайшую степень достижения. Он выше всех мог летать в теле и без, дольше всех мог жить без пищи и одежды зимой. Был самым сильным в овладении магическими возможностями. Простые люди читают и поют его стихи и песни. Считается, что закончив ту, прославленную жизнь, он потом еще много раз рождался в разный землях. Может быть, его эманация находится сейчас рядом с нами, в философе, музыканте, поэте и певце Витасе. По крайней мере, хочется надеяться, что его талант благословлен и небесным промыслом.
Прибывшая группа вышла из машин и направилась к внутреннему двору. Здесь праздник был уже в разгаре. Во дворе по сторонам сидели деревенские жители со всей округи, а в центре монахи в красочных костюмах гневных божеств разыгрывали многоактный спектакль. Космоэнергеты разместились и расселись в углу, между старым и новым зданиями главной Ассамблеи монастыря. Заняв удобные места, все притихли, наблюдая за происходящим. Евгений вернулся к машинам, и собрав водителей поехал размещаться в отеле. Мы конечно назвали громко это сооружение в 300 метрах от монастыря Отель. Скорее оно было похоже на 3х этажную землянку на склоне горы. Комнатки-кельи были едва достаточны, чтобы поставить две кровати, с ватными матрасами. Кроме этого в них ничего не было. Во дворе глиняного отеля со звучным названием «Шангрила» бегали две тощие курицы и копошились чумазые детишки. Туалета было два, оба во дворе, разделенные фанерной перегородкой по верху, то есть выгребная яма была одна. Света в доме не было, как и во всей деревне, его в этом сельском районе Ладака давали с пяти до десяти вечера. Хорошо, что хоть рукомойник с холодной водой был в коридоре, около комнат. В общем, хорошие тибетские условия существования. Газ был в баллонах, а следовательно за факт приготовление пищи можно было быть спокойным. О ее санитарных нормах и вкусе можно было не спрашивать.
- Готовы ли некоторые к таким условиям? – задумался Евгений – ладно, выбирать не из чего, придется провести ночку. Конечно «Ячий хвост» это просто дворец по сравнению с этой землянкой, но зато люди поймут, что такое комфорт.
Осмотрев и оплатив комнаты, он заказал примитивный обед. С двух до трех дня на празднике был перерыв. Затем он вернулся в монастырь.
Действие шло полным ходом. Поочередно персонажи в страшных масках выходили на двор из ворот холла главной ассамблеи. Они вертелись, притопывали, приплясывали, делали жесты руками, в которых держали разные символические предметы, подчеркивающие их природу. Там были мечи, ножи, копья, луки, стрелы, раковины, трубы, трезубцы, флажки, зонтики, и другие антикварные вещицы. Каждый персонаж плясал по своему, одни медленно, другие быстро, какие-то резко, а иные плавно. Словом зрелище было поразительное. Танцы проходили под монастырскую музыку из барабанов, труб, больших и малых, медных тарелок и колокольчиков. Музыка для каждого божества была особенной. Вот началось следующее действие: сразу большая группа божеств земли из 10 фигур вышла из ворот под руководством Желтолицей маски божества земного богатства и успеха Дзамбалы, который известен в индийских ведах как Кубера. По легенде злой демон Равана прогнал Куберу с его родина Шри-Ланки и сам стал править островом. Недолго он продолжал свои злодеяния, ибо, похитив Ситу, жену Бога-царя Рамы, он навлек на себя войну с Рамой и его друзьями. Равана погиб в схватке с Рамой, а Кубера так и остался в материковой Индии. Он долго и успешно помогал добрым и щедрым своим поклонникам, а затем вместе с буддийской экспансией в Азии стал известен и знаменит и в других странах. В Тибете он в виде Дзамбалы, управляющего земными божествами власти и достатка помогает людям культивировать щедрость, первую из ступеней состояния Бодхисаттвы.
Божества и духи, подчиненные Дзамбале, по его жестам двигались то вперед, то назад, вертелись в танце и строились в линию. Это действие было хорошо режиссировано и воспринималось зрителями восторженно. Дзамбала провел своих приближенных вокруг двора и символически поклонился невидимому Падме Самбхаве, повинуясь его воле, и отдавая власть над своей свитой. На этом первая часть первого дня была завершена. Монахи в костюмах зашли внутрь главного холла. После перерыва на поклон Падме должны были придти бог войны Бегдзе со своей свитой, Черный Махакала и другие гневные духи.
Местные жители и иностранцы начали расходиться на обед. Те же кто прибыл издалека, просто усаживались поудобнее, доставали скромные пакеты и свертки с лепешками, вареной картошкой и начинали трапезу прямо во дворе. Монахи оркестра тоже встали со своих мест и потянулись к столовой. Иностранцев было не много, но и немало, примерно человек пятьдесят. Наша группа во главе с Эмилем и Лорой, неспеша прошли к отелю, на плоской крыше которого было поставлено в ряд три стола и стулья. Когда все получили ключи и посмотрели комнаты, разочарованию не было предела. Некоторые стали ходить по соседям, но лучше не увидели. Наконец постепенно целители собрались наверху за обедом. Простой вкусный суп из шпината и капусты с лапшей был типичным тибетским блюдом, и понравился всем. Затем подали рис и чечевичный соус. На завершение был чай.
Отдохнув полчаса, космоэнергеты пошли на продолжение шоу. Кроме этого было решено осмотреть храмы монастыря. Фестиваль продолжался так-же ярко и активно, как и до обеда. Новые божества появлялись на сцене, танцуя под музыку и показывая прекрасное знание групповых перемещений в быстрых и медленных вращениях. Через час, когда основные выходы были отсмотрены Евгений, Эмиль и Лора повели группу на осмотр храмов. Вместе с ними взяли и молодого монаха, говорящего по-английски. В старом здании в главном холле, помимо обычных атрибутов буддийских храмов, встретили совершенно необычные поделки, похожие на работы школьников в кружке «умелые руки». Тубтен, так звали монаха, начал объяснение с истории.
- Торма- ритуальные подношения духам и танцы были в практике у жрецов Бон. Когда Падма Самбхава перевел эти божества в разряд «Дхармапал» - «защитников», то вместе с этим он перенял и какую-то часть обрядов, приспособив их под буддийские практики. Так, фигурки из теста и масла с сахаром – торма, стали непременным атрибутом тибетских монастырей. Вот посмотрите, какие разноцветные торма мы приготовили на эту церемонию.
Он показал на пирамидки и вертикально стоящие плоские диски, собранные в левом углу храма.
- Мы делали их вчера, и здесь они служат для привлечения божеств, подношения им. Когда мы завершим Цам, то вынесем все торма, в далекое пустынное место, так, чтобы духам никто не мешал, и они никому. Теперь посмотрите на эти статуэтки из глины, дерева и красок. Это символические изображения действующих лиц Цам. Они были приготовлены и участвовали в ночной Цам, главном действии, остающемся за кадром. Это малый праздник, при закрытых дверях, на который допускаются только взрослые монахи. Ведет его сам настоятель, который созывает духов, предлагает им торма и проводит клятвопреклонение. Завершается все мистической жертвой, разбиванием глиняной куклы, наполненной красной краской. Вот посмотрите вверх, синее божество на палке – это сам Цам, символ церемонии. Другие, пониже стоящие и пониже рангом – гневные божества. После окончания праздника мы поставим все куклы к торма, в пустынное место. Вот примерно и все, что я мог вам сообщить о нашем фестивале.
Пройдя по другим храмам и усердно покрутив молитвенные барабаны, довольная группа пошла вниз, в новую деревенскую школу, в которую их пригласил спонсор-строитель почтенный буддийский монах-итальянец. Умиленно посмотрев, как учатся дети, повторяя за учителем английские слова, Лора тут же вытащила несколько зеленых купюр и торжественно вручила их растерянному и довольному итальянцу. Последователей ее благородному жесту не было. Проведя еще какое-то время с новым другом, космоэнергеты поднялись из деревни в монастырь, и досмотрели завершающие танцы. Во дворе к вечеру усилился ветер, и начали носиться тучи пыли, от которой предусмотрительные ладакцы одели тканевые маски. Целители же были предоставлены самим себе и своему времени. Наконец в шесть ударил гонг и народ начал расходиться. Ближе к семи солнце зашло за горы, красиво подсвечивая противоположную сторону долины. Словом, длинный, насыщенный день подходил к своему логичному завершению. Но то, что произошло ночью, было совсем нелогичным, хотя и возможным…
Началось все с того, что, вернувшись в гостиницу целители разошлись по номерам в ожидании ужина. Большинство членов группы сразу легли отдохнуть на кровати. У некоторых поднялась температура и скакнуло давление День был очень цельным, мощным и объем воспринятой энергии на Фестивале был близок к критическому. Однако чувствовалось всеобщее воодушевление и радость. Как только стемнело, их позвали на ужин. Эмиль сел во главе стола. Началось бурное обсуждение Фестиваля. Особого разнообразия на ужине не было, но чаепитие затянулось надолго. Потом решили посидеть у костра и мужчины стали разжигать его из хвороста и дров, купленных у хозяина. Люди долго сидели и беседовали, наблюдая за звездами, казавшимися здесь очень близкими. Наконец, стали расходиться по комнатам и устраиваться на ночевку. В это же время по всей деревне выключилось электричество…
Прошло несколько тихих минут, как вдруг в ночи раздались душераздирающие женские крики. В доме поднялся переполох, засверкали фонари, предусмотрительно взятые с собой. Крики продолжались и даже добавились другие голоса. Постепенно вся группа проснулась и выбежала в темный и пыльный коридор.


- ААА!
- Что, что случилось?
- ААА, меня укусили!
- И меня!
- И меня!
- Кто это может кусаться, давайте посмотрим.
- Наверное, насекомые!
- Кто тут может быть? У кого есть хороший фонарь, идите сюда.
- Вот.
- Смотрите под матрас, поднимите его.
- Вон там кто-то маленький ползет, и там.
- Вроде похожи на клопов.
- Точно, клопы!
- Женя! Куда ты нас привез?
- Поехали отсюда, куда хочешь!
- Но в деревне больше гостиниц нет, а в домах у тибетцев еще хуже, сами видели.
- Что нам делать? Мы там спать не будем!
- Мы и так напугались до смерти, знаешь как больно!
- Надо что-то делать.
- Давайте в машинах ночевать, может хоть там будет спокойно.
- Да! Пойдем, посмотрим.
- Только на улице холодно, надо будет утеплиться как можно больше.
- Одеяла из номеров не берите, в них точно живут эти гадкие животные – завершила идею Наташа Вильдяева.
- Вы как хотите, а мы с Эмилем устали и нам все равно, остаемся здесь- отважно сообщила Лора и их дверь закрылась.


Так вот неожиданно ночь стала испытанием. «Шангрила» вовсе не ждала космоэнергетов распростертыми объятиями. Пришлось ночевать на холоде, в машинах. Естественно утром многие проснулись разбитыми, с растрепанными волосами и затекшими конечностями. Оставаться на вторую ночевку не было никакого желания, и поэтому было решено двинуться дальше на запад, в район Бодкарбу и Мульбека.